Моя прелесть!!

Пикчер


Chamber Toastmasters Club

Группы GoogleACC Toastmasters Ukraine (7226U Kiev)

Перейти в эту группу

Сайт группы

 


Цитатник

Нечего залеживаться в постели, если не можешь делать там деньги.

N\A

Есть много способов сделать карьеру, а самый верный из них — родиться в нужной семье.

N\A

"Да что вы все понимаете?! Никакой оргазм не сравнится с тем, что испытываешь, когда сходится баланс!"

Из уст бухгалтера.


Крутится, вертится...

Гости

free counters


FB



Профессионал.


...а он говорит, что меня и так любит. А я ж его специально в магазины тяну, я же должна знать, что ему нравится. Пусть сам выберет, в чем меня видеть хочет. А там такое платье было. Не ну ты представляешь, он даже не посмотрел в мою сторону. А вот тут оторочка у него, и вышивка сбоку. А когда я шлепки выбирала он вообще потопал диски смотреть! А у него их дома валом. А тапочки такие миленькие с цветочками! Ну ему совершенно не интересно во что я одета. Мне иногда кажется…ой посмотри какой пупс у толстой тетки! Нет, я себя так не запущу….что я ему нравлюсь только раздетая. Я ему что, шлюха постоянно голяка ходить?! Пусть выбирает, в чем меня видеть хочет. А у платья такой передничек….


Единственным плюсом открытого рта Марины, который Лена, как женщина, по достоинству могла оценить, была неповторимая периодичность повышения и понижения  голоса при разговоре. Вот и сейчас, пока Маринка как заправский камертон выдавала ритм, Лена настукивала по подлокотнику шезлонга свою любимую мелодию. Ещё один плюс Маринки, который по достоинству могли ощутить её друзья, это то, что Маринка была богатой и щедрой. И Лена была очень довольна, что эта пробка считала её подругой. Иначе как бы она ещё смогла вырваться, хоть и в Крым, но в пятизвездочный отель у самого побережья. А с Маринкой - за просто так, лишь надо было намекнуть, что у той ухудшился цвет кожи, и намекнуть, что знаешь, как можно улучшить положение чистой морской водой. А Лена умела намекать. Слишком давно знала Маринку.


В свои двадцать три Лена была не по возрасту умна. Об этом говорило хотя бы то, что она семимильными шагами продвигалась по служебной лестнице, при этом воспринимаемая всеми окружающими как круглая дура. О её двух дипломах с отличием, по экономике и управлению персоналом, знал только начальник банка, в котором она работала, и завкадрами. Но оба молчали, так как Лена была не прочь, а они всегда за. Благодаря тому, что её никто не воспринимал всерьез, и покровительству директора Лена была первой на очереди на любую вакантную должность, которая ей приглянется. Лена уже была счастливой обладательницей однокомнатной квартиры в центре Киева и заканчивала выплачивать кредит на машину, взятый полтора года назад. И конечно же у Лены была Маринка, которая считала подругу такой же смазливой и удачливой пустышкой как и она сама, и наобум знакомила её со всеми "нужными" людьми, знакомства с которыми ей достались от отца, видного бизнесмена. Достаточно лишь отметить, что два из этих знакомств, с директором банка и его сыном, стали залогом хорошей работы и дешевой квартиры.


Оторвавшись на миг от ритма мелодии, Лена механически кивнула Маринке в знак согласия, не очень хорошо понимая с чем она соглашалась, и сняла со столика бокал с молочным коктейлем. Горячее солнце опаляло и без того загоревшие ноги, но приходилось терпеть. В отличии от Маринки, которая начиная с пяток и заканчивая корнями волос была измазана кремом от ожогов, Лена на солнце не сгорала, и уступала большую часть тени от зонтика подруге. Со стороны моря  доносился запах соли и водорослей. Лена очень любила море. Особенно она любила Крым, так как он ассоциировался у неё с родным Севастополем. Пять лет назад Лена уехала в Москву учиться. Пол года назад, к тому времени Лена неплохо устроилась в одном креативном агентстве, выгодно паразитируя на талантливых любовниках, Лена решила вернутся в родную Украину, но не в "провинциальный" Севастополь, а в более современный Киев. Тут-то как раз и подвернулся Маринкин директор, направленный в Киев для организации работы представительства.


Лена предупреждающе шикнула на Маринку и та моментально умолкла. К девушкам подошел высокий, мускулистый мужчина с лицом кирпичиком и уже изрядным брюшком. Макс, Маринкин муж, был "братком" из ближайшей свиты Московского авторитета в законе, и Маринка была обменной монетой в одной из многочисленных подковерных игр его начальника. Маринкин отец скрипя сердце дал добро. Удивительно, но он небыл разочарован до сих пор, так как Макс оказался толковым парнем и притом был "реально" привязан к Маринке. Но вздорный характер Маринки и её пустая голова не раз были причиной частых скандалов в их семье. Не смотря на внешнюю дружбу с Маринкой, Лена всячески поддерживала Макса, так как понимала, кто в семье рассчитывается по счетам, и часто успокаивала Маринку, "возвращая" её в круг семьи. За что Макс был благодарен и с удовольствием оплачивал лишний билет в театры, кино или тур поездки. Макс развалился на расстеленном под зонтиком покрывале, а Маринка, вмиг забыв свое недовольство, повалилась сверху на его могучую спину и начала досаждать ему с очередным походом по магазинам.


Лена улыбнулась и опять отпила коктейля. Промелькнувшие минуту назад размышления подтверждали, что она как была расчетливой стервой, так и осталась ею, и происходящие последние три дня события - всего лишь совокупность теплого солнца, хорошего обслуживания и зарождающейся скуки. У входа на пляж замаячила знакомая фигура и сердце расчетливой стервы екнуло. Лена помахала рукой и стала обдумывать сложившуюся ситуацию.


С Толиком они познакомились случайно. Взбалмошная Маринка чуть не опрокинула на Лену открытый пакет сока, а Лена, отступая, натолкнулась на молодого человека, проходившего у ларька. Мимолетный взгляд обоих был заинтересованным но не более. Тем же вечером Лена позволила оторвать себя от книги и повести "тусить". Макс безропотно покрыл дополнительные расходы при входе, и Лена пол вечера проторчала в баре с бокалом мартини, пока Маринка крутилась вокруг Макса-руры. Отметая всех новоявленных ухажеров Лена задумчиво цедила мартини, делая наметки будущих действий по возвращению в Киев. Неожиданно её привлек заинтересованный взгляд знакомых глаз. Светло серые, можно сказать пепельные, глаза окруженные нежными ресницами. Такими глазами на мир мог смотреть ребёнок, в первый раз попавший на школьную линейку, но никак не высокий красавец с внешностью Аполлона. Лена никогда не жаловалась на память, поэтому сразу узнала в Аполлоне парня, на которого она натолкнулась уворачиваясь от сока. Лена всегда отличалась завидной красотой, которая выражалась в правильных формах фигуры, полной груди и изящно изогнутых бедрах, но взгляд парня больно обжег её. Она уже давно привыкла, что на неё смотрят как на красиво сделанную куклу, этот же взгляд смотрел глубже. Он как бы говорил - Я знаю, кто ты на самом деле. Что добило Лену окончательно, так это то, что увидев в её глазах огоньки раздражения и обиды, на себя, за слабость, парень улыбнулся ещё шире и мотнув головой в сторону выхода начал протискиваться в ту сторону. Лена так и не поняла до сих пор, что сдернуло её с места, и понесло вслед за парнем. Стараясь не упустить из виду его широкую спину, лена отчаянно оглядывалась в поисках Маринки и Макса. Но их нигде небыло. Видимо опять занимались излюбленным делом Маринки - фотографированием "туалетной феи" предшествующему сексу в кабинке мужского туалета.


Спина парня все-таки пропала из виду и выскочив на улицу Лена старалась сдержать бешенное сердцебиение, опасаясь, что парень уже убежал. Но не тут-то было. Улыбчивый Аполлон сидел на мотоцикле запаркованном у входа в клуб и протягивал ей мотоциклетный шлем. Взвешивая сейчас свой поступок, Лена не могла ответить, что побудило её взять шлем и забраться за спину абсолютно незнакомого человека. Аполлон выжал газ. Мотоцикл рванул от дверей клуба.. Эту ночь Лена не забудет никогда в своей жизни. Они носились по ночным улицам, выскакивали на набережную и мчались вдоль накатывающихся на берег волг. Весело смеясь в ответ на ругань распугиваемых пешеходов. Так продолжалось несколько часов. Пока Аполлон не свернул на дорогу из города. Проехав несколько километров по живописному крымскому серпантину, они сделали несколько поворотов, промчались мимо стоянки туристов и выскочили к древнему замку. Хотя замок больше напоминал большой загородный домик, Лена знала, что это именно замок. Они были на территории Санатория Утес, в районе Партенита. Аполлон заглушил двигатель, не обращая внимания и не смотря на Лену стал укладывать в специальные отсеки шлемы и "стреноживать" мотоцикл при помощи мошной цепи. Лена топталась рядом, не зная что говорить и как себя вести. Вокруг было на удивление тихо и безлюдно, не смотря на то, что санаторий был действующий. Тем временем Аполлон закончил возню с мотоциклом, бесцеремонно схватил Лену за руку и улыбнувшись повел в сторону утеса, давшего название имению и санаторию. Пройдя вдоль санаторных корпусов, изредка освещаемых горящими окнами, они вышли на дорожку, ведущую вдоль головокружительного обрыва непосредственно к выступающей в море скале. На подступах к утесу они наткнулись на бухую толпу малолеток, уже мало воспринимающих окружающие пейзажи и, безбожно фальшивя, горланящих походные песни. Лена, опираясь на Аполлона и стащив туфельки, пробралась на самый край утеса. Перед ними открывался захватывающий вид на Медведь-Гору, и чернеющее у подножья горы море. Огни близкого Партенита отбрасывали блики на прибрежную линию, рисуя замысловатые узоры, напоминавшие замершие всполохи салюта. Лунная дорожка, как лезвие серебряного кинжала врезавшаяся в чернеющую гладь океана, уходила за горизонт. Прохладный ветер трепал и бесстыже задирал откровенно короткую юбку и Лена, первый раз в жизни, почувствовала себя неловко от своего вызывающе-сексуального наряда. Ей не дали обдумать ситуацию. Сначала, Ленна почувствовала обжигающее в ночной прохладе дыхание. Плотом её обхватили за плечи мускулистые руки и к спине прижалась теплая и мерно вздымающаяся грудь. Отчетливо Лена помнила только те несколько минут, которые они вот так простояли в обнимку. Наблюдая за лунной дорожкой. Последовавшее за этим окончание ночи сплелось в набор картинок, перемежающихся звериным желанием, криками вожделения и наслаждения, разбавленными холодными ветром, обдувающим в минуты кратких передышек. Группа малолеток сначала была напугана раздававшимися с утеса криками, а поняв источник - смущенно ретировалась с утеса, оставляя любовников наедине с природой.


Утром их разбудили возмущенные крики мамаш, приведших своих ненаглядных отпрысков подышать свежим воздухом. По-армейски быстро собрав и надев разбросанную в беспорядке одежду, смеясь и улыбаясь вмиг проснувшимся подросткам, они добежали до мотоцикла, и уже через час Лена нежилась в ванной своего роскошного номера, а Аполлон, загадочно улыбнувшись, аккуратно прикрыл за собой входную дверь. Как и подозревала Лена, ни Маринка ни Макс не заметили её ночного отсутствия, как впрочем и не обратили внимание на её отлучки в последующие три дня.


И вот сегодня вечером Лена и сотоварищи уезжала. Вчера вечером она сказала об этом своему молчаливому Аполлону, в объятиях которого она чувствовала себя незабываемо великолепно. Она опять таки не понимала, почему сделала это, но в голове стучала лишь одна мысль: Если есть в жизни счастье - то эти три дня были именно им. Не понимая этих новых чувств, и отказав себе в своей привычке планировать и просчитывать свои поступки на несколько шагов вперед, Лена попросила Аполлона забрать её в обед с пляжа, и прогуляться с ней перед отъездом. И вот он пришел. Как всегда откликнувшись на её просьбу. Махнув рукой на уставившихся на неё в недоумении Максу и Маринке, Лена собрала своё полотенце, положила его в пляжную сумочку и надев шляпку направилась на встречу своему счастью.


Они гуляли до вечера. Просто держась за руки. Ещё вчера Лена упаковала все вещи и не боялась опоздать. Она хотела продлить эти последние мгновения как можно дольше. Ухватить каждую минуту, запомнить каждую секунду. А когда их губы слились в жарком прощальном поцелуе, Лена поняла, что не простит себе, если смолчит сейчас. Все ещё прижимаясь к груди своего сказочного Бога она прошептала "Я люблю тебя!" и не решаясь поднять глаза отступила на шаг. Мягкая ладонь, такая нежная, не смотря на скрытую в её мышцах силу, коснулась её подбородка и аккуратно приподняла его вверх. Серо-пепельные глаза смотрели с пониманием, резанувшим ещё тогда, в баре, а улыбка стала ещё шире. "Я знаю." донеслось до её слуха бархатистое шуршание крепкого приятного голоса…
Визгливые окрики Маринки отвлекли Лену. Она дернулась, резко обернулась, а когда повернула голову назад, её Аполлон как будто бы растворился в воздухе. Собрались они быстро, только Маринка никак не могла запихнуть в новоприобретённый чемодан, новоприобретённые вещи.


Так закончился мимолетный роман, оставивший в жизни Лены две неизгладимые полосы, идущие вдоль её дальнейшей жизни двумя параллельными линиями. Счастье и боль ни разу не пересекутся между собой, так как Лена, вернувшись к привычному образу расчетливой стервы, понимала, любовь бывает один раз в жизни и не изглаживается никогда. И свой раз Лена уже использовала.


По возвращению, Лену закрутили рабочие будни. Она уже с неохотой отдавалась директору, подумывая о смене работы, порвала все свои старые знакомства и не очень старалась заводить новые. Так продолжалось пол года, пока к двум полосам в жизни Елены Степановны не прибавилась полоса неудач. Так сложились звезды, что Лене на руки попали отчеты "черной бухгалтерии", которые бухгалтер по ошибке направил ей, а не шефу. После жесткого разговора с шефом, на лену начали с ехидце посматривать сотрудники. Ситуация ухудшилась, когда шеф вернулся с незапланированной встречи с куратором их региона с побледневшим лицом. Лена, будучи девушкой проницательной, поняла, что шефу осталось недолго, и что он потянет за собой и её. Взвесив все за и против, и не смотря на явный риск, Лена положила на стол заявление об уходе. В течении недели она была как на иголках, боясь осложнений. Вечером последнего дня Лена, делая вид, что все нормально и она нашла более выгодную должность, проставилась коллективу, и ровно в 18.00 получила свою трудовую. Облегченно выдохнув увидев в трудовой "По обоюдному согласию", Лена собрала свои немногие оставшиеся вещи и выскочила из комнаты, занимаемой её отделом. Как назло, будучи в непосредственном подчинении директору, отдел находился прямо напротив его кабинета, и спеша Лена натолкнулась на выходившего от шефа молодого парны. Пробубнив извинения Лена поспешила к лифту, испуганно отметив, что парень движется в нескольких шагах позади неё. Дождавшись лифта, Лена пулей заскочила в него и сделав вид, что подводит губы, уставилась в зеркало. Парень вошел в лифт вслед за ней и нажал кнопку первого этажа. Осмелев Лена подняла глаза и ахнула. На неё смотрели серо-пепельные глаза. Улыбнувшись Аполлон подошел к ней и обнял за плечи. Выйдя из лифта они направились к его машине, припаркованной у тротуара. Дорогой костюм, дорогая машина, запах дорогих духом - все контрастировало с тем простоватым парнем который пол года назад вошел в её сердце. Неизменным оставалась его молчаливость, понимающая полуулыбка и тепло в глазах.


Они до двенадцати ночи колесили по городу, и Лена, как и тогда в Крыму, раскрыла ему душу, а он понимающе смотрел на неё, нежно пожимал руку и целовал в шею, когда они останавливались на светофорах. В двенадцать ночи они направились к ней домой, и Лена, каким-то внутренним чутьем поняла, что скоро все её проблему разрешаться. Он с ней, он её понимает и поддерживает. Он будет с ней и защитит. Уже в подъезде он прижал её к стене и поцеловал так жарко, как не целовал никогда до этого. Казалось, что в этот поцелуй он вложил неописуемую боязнь потерять её, все то, про что он молчал тогда. На этот раз он отстранился от неё, и от стен подъезда эхом отразилось бархатистое шуршание крепкого приятного голоса, произнесшего "Я тоже тебя люблю!". Не ведая себя от счастья, Лена поднималась по лестнице, чувствуя, как её руку сжимает его нежная рука. Не с первого раз она открыла дверь, не с первого раза она включила свет, и облокотившись о стену начала снимать весенние полусапожки. Она была счастлива, голова кружилась. Лене показалось, что она услышала щелчок, а потом в глазах потемнело…


Анатолий Казанцев, по кличке Казанова, ненавидел себя лютой ненавистью. Он собственной рукой закрыл себе дорогу к счастью. Он ненавидел себя с того момента, как вышел из офиса клиента, согласившись на заказ, и натолкнулся на Лену. Он любил её. Но пол года назад он не смог сказать всего, опасаясь испортить заказ. А когда решился - было уже поздно. Казанова молча скрутил глушитель с верного пистолета и аккуртно прикрыл за собой дверь. Компьтер он нашел быстро. Следовало удалить фотографии оставшиеся после летнего отдыха. По лицу катились слезы, а тело выполняло давно заученные и просчитанные действия. Он был профессионалом....
 


Далее...

Второе Я....


Капитан Сполдинг
Капитан Сполдинг

"Дом тысячи трупов", "Изгнанные дьяволом"

Ваш темный близнец — клоун-убийца Капитан Сполдинг. Как и все клоуны, он умен, циничен и печален, скрывая при этом свои истинные чувства под дурацкой маской и нелепыми выходками, вроде убийства туристов. И хотя туристы, вероятно, заслуживают смерти, постарайтесь понять, что быть клоуном сатаны или божьим скоморохом — решать только вам.

Узнать, кто твой злой близнец


Далее... | Каменты 8
ОБОЗ.ua