Моя прелесть!!

Пикчер


Chamber Toastmasters Club

Группы GoogleACC Toastmasters Ukraine (7226U Kiev)

Перейти в эту группу

Сайт группы

 


Цитатник

Нечего залеживаться в постели, если не можешь делать там деньги.

N\A

Есть много способов сделать карьеру, а самый верный из них — родиться в нужной семье.

N\A

"Да что вы все понимаете?! Никакой оргазм не сравнится с тем, что испытываешь, когда сходится баланс!"

Из уст бухгалтера.


Крутится, вертится...

Гости

free counters


FB



Ненастоящая женщина!


Женя опаздывала. Страшно опаздывала. Но шеф ещё не закончил совещание, и ей приходилось ждать. Работая ассистентом директора в крупной компании, Жене частенько приходилось ждать окончания совещаний, которые у её непосредственного начальника, истинного водолея, растягивались на часы и выходили далеко за рамки рабочего дня. Но сегодня Женя не могла ждать. Она опаздывала. Безбожно опаздывала. Набравшись храбрости, Евгения позволила себе то, что не позволяла никогда раньше. Она перебила шефа. Долгую минуту он смотрел на неё своими водянистыми серыми глазами. Постепенно в них перестали бушевать бури высших сфер и он посмотрел на часы. Стукнув себя по лбу, шеф в три слова организовал перенос встречи, и Женя была свободна.

Читать дальше...


Далее... | Каменты 40

Музыка : Олександр Пономарьов - Я люблю тільки тебе  

СМС.


Говорят, что когда человек умирает, перед его глазами проносится вся его жизнь. Со всей ответственностью заявляю – это полный бред. Ваш мозг вмещает такое количество информации, что даже если она и проносится, со скоростью молнии, после начала форматирования мозга, она не доступна и проходит в вашем бессознательном Я. Увидеть всю жизнь вы никогда не сможете. Другое дело то, что приходит вам на ум в момент смерти. Говорят, что человеку свойственно забывать все обиды и оскорбления. У нас так устроено наше я, что проще и безопаснее забыть плохое и помнить хорошее. Так вот, в последние свою секунду я видел все, что когда-то причинило мне боль…

…Согласно официальной информации автомобиль БМВ выехал на встречную полосу, после чего столкнулся с идущим навстречу грузовиком. Столкновение прошло по касательной и БМВ была выброшена с дороги и врезалась в дерево. Следствием выясняется, небыло ли столкновение следствием алкогольного опьянения водителя БМВ. Водитель БМВ погиб на месте. Водитель грузовика получил перелом руки и несколько царапин. По непроверенной информации водитель БМВ это молодой предприниматель из Киева…

Каждый год мы с друзьями ходим, да, да, в баню! Как-то так сложилось в последние 5 лет, что мы ходим в баню под новый год. Но как ходим! У Пашки шикарный дом под Киевом, а рядом с домом бассейн и банька. Чего мы там только не вытворяли. Уже даже баб наскучило водить. Но на этот раз мы договорились, что затянем к Пашке как можно больше тёлочек и устроим самый настоящий разврат. Мы с братвой вольные птицы, за одну девочку не держимся, в наш век это мягко говоря глупо, так что все были только за. Честно говоря, утро первого января, плавно переходящее в вечер второго, я помню плохо. Что поделать, девочки попались бойкие, опробовали не только баньку, но и спальни и кухню и каминную. Но этим оболтусам на работу десятого, а мне четверного – шеф попросил. Ну а я, как и любая офисная проститутка, шефу отказать не могу - он платит. Вот и пришлось отодвигать двух пышногрудых блондинок, которые тихо посапывали мне в ухо, и ползти в душ. По поверию, как встретишь новый год, так его и проведёшь. Главное в этом году не оказаться на месте блондинок. И так в офисе недолюбливают, слишком быстро пошел карьерный рост. Ну и х*р им в задницу. Не умеют пользоваться своими мозгами – их проблема. Я умею и без робости пользуюсь. Вот и стою теперь по правую руку от шефа, хотя отказать ему все так же не могу. Приходится выходить на работу раньше всех. Шеф платит. Я заполз в душ и блаженно расправил плечи. Прохладная вода заструилась по телу, сгоняя накопившуюся усталость…

Колеса мерно глотали километры, мотор довольно урчал. В колонках очередной мегахит клубной тусовки. Я закурил. В приоткрытое окно врывается прохладный зимний ветер и вместо того, что бы выталкивать сигаретный дым из машины, гоняет его по салону. В голове мелькнуло, что Лена этого не любила. Она вообще была противницей курения. Кто такая Лена? Какая к чертё Лена! Это же дело давно минувших дней. Я за эти два года таких Лен столько перепробовал! А вот возвращаюсь мыслями к это. Запустила коготки под кожу. Сука! Прибил бы, если бы увидел!

Встречный водила моргнул фарами. Я привычно поблагодарил. Мусора в такие дни лютуют. Отмывают по пару месячных зарплат за ночь. Я сбросил скорость, и мой «жип» мягко прошуршал шинами по мостовому настилу. И надо ж было какому-то идиоту прислать мне смс как раз в тот момент, когда мусор примерялся глазом к моей медленно ползущей машине. У нас в стране за рулём запрещено разговаривать по телефону, а у меня, как и любого в наши дни, пользование телефоном на уровне рефлексов. Номер не из телефонной книги, но до боли знакомый. Но времени уже нет, обрадованный гаец уже машет мне своей волшебной полосатой палочкой. Засунуть бы ему этот полосатый фаллический символ в зад! Упыряка!

Сторговались быстро. Я спешу, а у них конвейер. В голове все крутится смс с незнакомого номера. Я никого не удаляю из списка, а все друзья пишут с записанных смою номеров, знают, что на незнакомые не реагирую. Но уж больно последовательность цифр привычна. Казалось, мысль уже поймана, вот-вот ударит в голову прозрением. В колонках загудела знакомая мелодия. Пономарев. Какой-то сбой в системе, при выключении зажигания компьютер обнуляет информацию, и каждый раз машина включается с одной и той же радио волны. Но ничего. Песня хорошая. Хотя ассоциации не самые приятные. Мне её Ленка прислала на телефон, когда уходила. Посчитала это романтичным. Дура! Ленка! Я схватил телефон. Точно, это её. Я таки стирал из своего списка её номер: Уходя-уходи! Перечитал смс. В глазах потемнело. Вот почему так устроен человек? Какая бы неприятность не случалась, а мы продолжаем верить в чудо. Надежда, мать её, не уходит никогда. Простой пример – старшее поколение. У шефа жена и дети, а он поддерживает девиз Однокласскиков.ru – «Переспи с тем, с кем не переспал в юности!». Дурость! Человек никогда ничего не теряет, потому что негативный опыт – тоже опыт. И очень часто именно он приносит больше позитива. Но вот сидит в каждом из нас такая падла, которая надеется, ждет.

С Ленкой мы не общались 2 года. Последними словами было «Я ухожу». И да, эта, мать её, романтичная песня. В глазах все так же темно. Моя «душевная падла» уж слишком возрадовалась. Дороги не вижу. Одни картинки из прошлого. Она не одобряла мои походы с ребятами в баню, на пиво, на шашлык и за три года только раз праздновала Новый Год со мной и моими друзьями. Решила взять на себя обязанности моей мамы и оберегать. Глупая. В те дни я был ангелом. Мало курил, почти не пил, а бабы…для меня существовала только она. Дурак! Бабы не ценят когда за ними ухаживают. Их надо добиваться. Даже тогда, когда их уже добились. Пашка когда-то сказал, что они ценят только тогда, когда им уделяют мало внимания. Тогда боятся потерять. А я носился. И она ушла. Думала я боюсь потерять. А я…

В глазах резко посветлело. Урод, да выключи же дальний све….

…Николай Степанович не справился с управлением. Машину повело на обледеневшей дороге, а при той скорости, с которой он ехал выжить просто невозможно. Спасатели уже извлекли тело. Личность водителя была установлена по документам в машине. Мы уже поговорили с его девушкой. Она в шоковом состоянии и пообещала присутствовать в морге на опознании. Очень хорошо, что наши сотрудники проверили телефонную книгу и смс, а то девушка поменяла номер, могли бы и не найти близких людей так быстро. Он был сирота…

Она плакала. Плакала откровенно. Ребята не приехали на сами похороны. Постояли в церкви у гроба и разъехались. Я их понимаю. А она плакала…Так вот, я со всей ответственностью заявляю, что единственное, что вы видите перед смертью, это те поступки, за которые вам реально совестно. И толька эти воспоминания уходят с вами в вечность…
 


Далее... | Каменты 6

Профессионал.


...а он говорит, что меня и так любит. А я ж его специально в магазины тяну, я же должна знать, что ему нравится. Пусть сам выберет, в чем меня видеть хочет. А там такое платье было. Не ну ты представляешь, он даже не посмотрел в мою сторону. А вот тут оторочка у него, и вышивка сбоку. А когда я шлепки выбирала он вообще потопал диски смотреть! А у него их дома валом. А тапочки такие миленькие с цветочками! Ну ему совершенно не интересно во что я одета. Мне иногда кажется…ой посмотри какой пупс у толстой тетки! Нет, я себя так не запущу….что я ему нравлюсь только раздетая. Я ему что, шлюха постоянно голяка ходить?! Пусть выбирает, в чем меня видеть хочет. А у платья такой передничек….


Единственным плюсом открытого рта Марины, который Лена, как женщина, по достоинству могла оценить, была неповторимая периодичность повышения и понижения  голоса при разговоре. Вот и сейчас, пока Маринка как заправский камертон выдавала ритм, Лена настукивала по подлокотнику шезлонга свою любимую мелодию. Ещё один плюс Маринки, который по достоинству могли ощутить её друзья, это то, что Маринка была богатой и щедрой. И Лена была очень довольна, что эта пробка считала её подругой. Иначе как бы она ещё смогла вырваться, хоть и в Крым, но в пятизвездочный отель у самого побережья. А с Маринкой - за просто так, лишь надо было намекнуть, что у той ухудшился цвет кожи, и намекнуть, что знаешь, как можно улучшить положение чистой морской водой. А Лена умела намекать. Слишком давно знала Маринку.


В свои двадцать три Лена была не по возрасту умна. Об этом говорило хотя бы то, что она семимильными шагами продвигалась по служебной лестнице, при этом воспринимаемая всеми окружающими как круглая дура. О её двух дипломах с отличием, по экономике и управлению персоналом, знал только начальник банка, в котором она работала, и завкадрами. Но оба молчали, так как Лена была не прочь, а они всегда за. Благодаря тому, что её никто не воспринимал всерьез, и покровительству директора Лена была первой на очереди на любую вакантную должность, которая ей приглянется. Лена уже была счастливой обладательницей однокомнатной квартиры в центре Киева и заканчивала выплачивать кредит на машину, взятый полтора года назад. И конечно же у Лены была Маринка, которая считала подругу такой же смазливой и удачливой пустышкой как и она сама, и наобум знакомила её со всеми "нужными" людьми, знакомства с которыми ей достались от отца, видного бизнесмена. Достаточно лишь отметить, что два из этих знакомств, с директором банка и его сыном, стали залогом хорошей работы и дешевой квартиры.


Оторвавшись на миг от ритма мелодии, Лена механически кивнула Маринке в знак согласия, не очень хорошо понимая с чем она соглашалась, и сняла со столика бокал с молочным коктейлем. Горячее солнце опаляло и без того загоревшие ноги, но приходилось терпеть. В отличии от Маринки, которая начиная с пяток и заканчивая корнями волос была измазана кремом от ожогов, Лена на солнце не сгорала, и уступала большую часть тени от зонтика подруге. Со стороны моря  доносился запах соли и водорослей. Лена очень любила море. Особенно она любила Крым, так как он ассоциировался у неё с родным Севастополем. Пять лет назад Лена уехала в Москву учиться. Пол года назад, к тому времени Лена неплохо устроилась в одном креативном агентстве, выгодно паразитируя на талантливых любовниках, Лена решила вернутся в родную Украину, но не в "провинциальный" Севастополь, а в более современный Киев. Тут-то как раз и подвернулся Маринкин директор, направленный в Киев для организации работы представительства.


Лена предупреждающе шикнула на Маринку и та моментально умолкла. К девушкам подошел высокий, мускулистый мужчина с лицом кирпичиком и уже изрядным брюшком. Макс, Маринкин муж, был "братком" из ближайшей свиты Московского авторитета в законе, и Маринка была обменной монетой в одной из многочисленных подковерных игр его начальника. Маринкин отец скрипя сердце дал добро. Удивительно, но он небыл разочарован до сих пор, так как Макс оказался толковым парнем и притом был "реально" привязан к Маринке. Но вздорный характер Маринки и её пустая голова не раз были причиной частых скандалов в их семье. Не смотря на внешнюю дружбу с Маринкой, Лена всячески поддерживала Макса, так как понимала, кто в семье рассчитывается по счетам, и часто успокаивала Маринку, "возвращая" её в круг семьи. За что Макс был благодарен и с удовольствием оплачивал лишний билет в театры, кино или тур поездки. Макс развалился на расстеленном под зонтиком покрывале, а Маринка, вмиг забыв свое недовольство, повалилась сверху на его могучую спину и начала досаждать ему с очередным походом по магазинам.


Лена улыбнулась и опять отпила коктейля. Промелькнувшие минуту назад размышления подтверждали, что она как была расчетливой стервой, так и осталась ею, и происходящие последние три дня события - всего лишь совокупность теплого солнца, хорошего обслуживания и зарождающейся скуки. У входа на пляж замаячила знакомая фигура и сердце расчетливой стервы екнуло. Лена помахала рукой и стала обдумывать сложившуюся ситуацию.


С Толиком они познакомились случайно. Взбалмошная Маринка чуть не опрокинула на Лену открытый пакет сока, а Лена, отступая, натолкнулась на молодого человека, проходившего у ларька. Мимолетный взгляд обоих был заинтересованным но не более. Тем же вечером Лена позволила оторвать себя от книги и повести "тусить". Макс безропотно покрыл дополнительные расходы при входе, и Лена пол вечера проторчала в баре с бокалом мартини, пока Маринка крутилась вокруг Макса-руры. Отметая всех новоявленных ухажеров Лена задумчиво цедила мартини, делая наметки будущих действий по возвращению в Киев. Неожиданно её привлек заинтересованный взгляд знакомых глаз. Светло серые, можно сказать пепельные, глаза окруженные нежными ресницами. Такими глазами на мир мог смотреть ребёнок, в первый раз попавший на школьную линейку, но никак не высокий красавец с внешностью Аполлона. Лена никогда не жаловалась на память, поэтому сразу узнала в Аполлоне парня, на которого она натолкнулась уворачиваясь от сока. Лена всегда отличалась завидной красотой, которая выражалась в правильных формах фигуры, полной груди и изящно изогнутых бедрах, но взгляд парня больно обжег её. Она уже давно привыкла, что на неё смотрят как на красиво сделанную куклу, этот же взгляд смотрел глубже. Он как бы говорил - Я знаю, кто ты на самом деле. Что добило Лену окончательно, так это то, что увидев в её глазах огоньки раздражения и обиды, на себя, за слабость, парень улыбнулся ещё шире и мотнув головой в сторону выхода начал протискиваться в ту сторону. Лена так и не поняла до сих пор, что сдернуло её с места, и понесло вслед за парнем. Стараясь не упустить из виду его широкую спину, лена отчаянно оглядывалась в поисках Маринки и Макса. Но их нигде небыло. Видимо опять занимались излюбленным делом Маринки - фотографированием "туалетной феи" предшествующему сексу в кабинке мужского туалета.


Спина парня все-таки пропала из виду и выскочив на улицу Лена старалась сдержать бешенное сердцебиение, опасаясь, что парень уже убежал. Но не тут-то было. Улыбчивый Аполлон сидел на мотоцикле запаркованном у входа в клуб и протягивал ей мотоциклетный шлем. Взвешивая сейчас свой поступок, Лена не могла ответить, что побудило её взять шлем и забраться за спину абсолютно незнакомого человека. Аполлон выжал газ. Мотоцикл рванул от дверей клуба.. Эту ночь Лена не забудет никогда в своей жизни. Они носились по ночным улицам, выскакивали на набережную и мчались вдоль накатывающихся на берег волг. Весело смеясь в ответ на ругань распугиваемых пешеходов. Так продолжалось несколько часов. Пока Аполлон не свернул на дорогу из города. Проехав несколько километров по живописному крымскому серпантину, они сделали несколько поворотов, промчались мимо стоянки туристов и выскочили к древнему замку. Хотя замок больше напоминал большой загородный домик, Лена знала, что это именно замок. Они были на территории Санатория Утес, в районе Партенита. Аполлон заглушил двигатель, не обращая внимания и не смотря на Лену стал укладывать в специальные отсеки шлемы и "стреноживать" мотоцикл при помощи мошной цепи. Лена топталась рядом, не зная что говорить и как себя вести. Вокруг было на удивление тихо и безлюдно, не смотря на то, что санаторий был действующий. Тем временем Аполлон закончил возню с мотоциклом, бесцеремонно схватил Лену за руку и улыбнувшись повел в сторону утеса, давшего название имению и санаторию. Пройдя вдоль санаторных корпусов, изредка освещаемых горящими окнами, они вышли на дорожку, ведущую вдоль головокружительного обрыва непосредственно к выступающей в море скале. На подступах к утесу они наткнулись на бухую толпу малолеток, уже мало воспринимающих окружающие пейзажи и, безбожно фальшивя, горланящих походные песни. Лена, опираясь на Аполлона и стащив туфельки, пробралась на самый край утеса. Перед ними открывался захватывающий вид на Медведь-Гору, и чернеющее у подножья горы море. Огни близкого Партенита отбрасывали блики на прибрежную линию, рисуя замысловатые узоры, напоминавшие замершие всполохи салюта. Лунная дорожка, как лезвие серебряного кинжала врезавшаяся в чернеющую гладь океана, уходила за горизонт. Прохладный ветер трепал и бесстыже задирал откровенно короткую юбку и Лена, первый раз в жизни, почувствовала себя неловко от своего вызывающе-сексуального наряда. Ей не дали обдумать ситуацию. Сначала, Ленна почувствовала обжигающее в ночной прохладе дыхание. Плотом её обхватили за плечи мускулистые руки и к спине прижалась теплая и мерно вздымающаяся грудь. Отчетливо Лена помнила только те несколько минут, которые они вот так простояли в обнимку. Наблюдая за лунной дорожкой. Последовавшее за этим окончание ночи сплелось в набор картинок, перемежающихся звериным желанием, криками вожделения и наслаждения, разбавленными холодными ветром, обдувающим в минуты кратких передышек. Группа малолеток сначала была напугана раздававшимися с утеса криками, а поняв источник - смущенно ретировалась с утеса, оставляя любовников наедине с природой.


Утром их разбудили возмущенные крики мамаш, приведших своих ненаглядных отпрысков подышать свежим воздухом. По-армейски быстро собрав и надев разбросанную в беспорядке одежду, смеясь и улыбаясь вмиг проснувшимся подросткам, они добежали до мотоцикла, и уже через час Лена нежилась в ванной своего роскошного номера, а Аполлон, загадочно улыбнувшись, аккуратно прикрыл за собой входную дверь. Как и подозревала Лена, ни Маринка ни Макс не заметили её ночного отсутствия, как впрочем и не обратили внимание на её отлучки в последующие три дня.


И вот сегодня вечером Лена и сотоварищи уезжала. Вчера вечером она сказала об этом своему молчаливому Аполлону, в объятиях которого она чувствовала себя незабываемо великолепно. Она опять таки не понимала, почему сделала это, но в голове стучала лишь одна мысль: Если есть в жизни счастье - то эти три дня были именно им. Не понимая этих новых чувств, и отказав себе в своей привычке планировать и просчитывать свои поступки на несколько шагов вперед, Лена попросила Аполлона забрать её в обед с пляжа, и прогуляться с ней перед отъездом. И вот он пришел. Как всегда откликнувшись на её просьбу. Махнув рукой на уставившихся на неё в недоумении Максу и Маринке, Лена собрала своё полотенце, положила его в пляжную сумочку и надев шляпку направилась на встречу своему счастью.


Они гуляли до вечера. Просто держась за руки. Ещё вчера Лена упаковала все вещи и не боялась опоздать. Она хотела продлить эти последние мгновения как можно дольше. Ухватить каждую минуту, запомнить каждую секунду. А когда их губы слились в жарком прощальном поцелуе, Лена поняла, что не простит себе, если смолчит сейчас. Все ещё прижимаясь к груди своего сказочного Бога она прошептала "Я люблю тебя!" и не решаясь поднять глаза отступила на шаг. Мягкая ладонь, такая нежная, не смотря на скрытую в её мышцах силу, коснулась её подбородка и аккуратно приподняла его вверх. Серо-пепельные глаза смотрели с пониманием, резанувшим ещё тогда, в баре, а улыбка стала ещё шире. "Я знаю." донеслось до её слуха бархатистое шуршание крепкого приятного голоса…
Визгливые окрики Маринки отвлекли Лену. Она дернулась, резко обернулась, а когда повернула голову назад, её Аполлон как будто бы растворился в воздухе. Собрались они быстро, только Маринка никак не могла запихнуть в новоприобретённый чемодан, новоприобретённые вещи.


Так закончился мимолетный роман, оставивший в жизни Лены две неизгладимые полосы, идущие вдоль её дальнейшей жизни двумя параллельными линиями. Счастье и боль ни разу не пересекутся между собой, так как Лена, вернувшись к привычному образу расчетливой стервы, понимала, любовь бывает один раз в жизни и не изглаживается никогда. И свой раз Лена уже использовала.


По возвращению, Лену закрутили рабочие будни. Она уже с неохотой отдавалась директору, подумывая о смене работы, порвала все свои старые знакомства и не очень старалась заводить новые. Так продолжалось пол года, пока к двум полосам в жизни Елены Степановны не прибавилась полоса неудач. Так сложились звезды, что Лене на руки попали отчеты "черной бухгалтерии", которые бухгалтер по ошибке направил ей, а не шефу. После жесткого разговора с шефом, на лену начали с ехидце посматривать сотрудники. Ситуация ухудшилась, когда шеф вернулся с незапланированной встречи с куратором их региона с побледневшим лицом. Лена, будучи девушкой проницательной, поняла, что шефу осталось недолго, и что он потянет за собой и её. Взвесив все за и против, и не смотря на явный риск, Лена положила на стол заявление об уходе. В течении недели она была как на иголках, боясь осложнений. Вечером последнего дня Лена, делая вид, что все нормально и она нашла более выгодную должность, проставилась коллективу, и ровно в 18.00 получила свою трудовую. Облегченно выдохнув увидев в трудовой "По обоюдному согласию", Лена собрала свои немногие оставшиеся вещи и выскочила из комнаты, занимаемой её отделом. Как назло, будучи в непосредственном подчинении директору, отдел находился прямо напротив его кабинета, и спеша Лена натолкнулась на выходившего от шефа молодого парны. Пробубнив извинения Лена поспешила к лифту, испуганно отметив, что парень движется в нескольких шагах позади неё. Дождавшись лифта, Лена пулей заскочила в него и сделав вид, что подводит губы, уставилась в зеркало. Парень вошел в лифт вслед за ней и нажал кнопку первого этажа. Осмелев Лена подняла глаза и ахнула. На неё смотрели серо-пепельные глаза. Улыбнувшись Аполлон подошел к ней и обнял за плечи. Выйдя из лифта они направились к его машине, припаркованной у тротуара. Дорогой костюм, дорогая машина, запах дорогих духом - все контрастировало с тем простоватым парнем который пол года назад вошел в её сердце. Неизменным оставалась его молчаливость, понимающая полуулыбка и тепло в глазах.


Они до двенадцати ночи колесили по городу, и Лена, как и тогда в Крыму, раскрыла ему душу, а он понимающе смотрел на неё, нежно пожимал руку и целовал в шею, когда они останавливались на светофорах. В двенадцать ночи они направились к ней домой, и Лена, каким-то внутренним чутьем поняла, что скоро все её проблему разрешаться. Он с ней, он её понимает и поддерживает. Он будет с ней и защитит. Уже в подъезде он прижал её к стене и поцеловал так жарко, как не целовал никогда до этого. Казалось, что в этот поцелуй он вложил неописуемую боязнь потерять её, все то, про что он молчал тогда. На этот раз он отстранился от неё, и от стен подъезда эхом отразилось бархатистое шуршание крепкого приятного голоса, произнесшего "Я тоже тебя люблю!". Не ведая себя от счастья, Лена поднималась по лестнице, чувствуя, как её руку сжимает его нежная рука. Не с первого раз она открыла дверь, не с первого раза она включила свет, и облокотившись о стену начала снимать весенние полусапожки. Она была счастлива, голова кружилась. Лене показалось, что она услышала щелчок, а потом в глазах потемнело…


Анатолий Казанцев, по кличке Казанова, ненавидел себя лютой ненавистью. Он собственной рукой закрыл себе дорогу к счастью. Он ненавидел себя с того момента, как вышел из офиса клиента, согласившись на заказ, и натолкнулся на Лену. Он любил её. Но пол года назад он не смог сказать всего, опасаясь испортить заказ. А когда решился - было уже поздно. Казанова молча скрутил глушитель с верного пистолета и аккуртно прикрыл за собой дверь. Компьтер он нашел быстро. Следовало удалить фотографии оставшиеся после летнего отдыха. По лицу катились слезы, а тело выполняло давно заученные и просчитанные действия. Он был профессионалом....
 


Далее...

Дождь...


Сильный дождь барабанил по стеклам. Большое окно во всю стену было покрыто причудливыми узорами, которые меняли друг-друга с калейдоскопической скоростью, предоставляя воображению самому рисовать связную картинку. Он любил дождь, любил вот так сидеть в удобном кресле и наблюдать, как прозрачные капли стекают по стеклу, собираясь в более крупные и, в конце концов, крупными гроздьями падая на пол террасы. Ему все казалось, что дождь не просто смывает налет усталости с его мыслей, позволяя им течь более плавно и последовательно, но помогаем ему управлять этими мыслями, возвращая их вспять, в тот день, когда на улице шел такой же дождь, а они бежали по улице держаcь за руки, и не было никого счастливей их двоих.  

Легонько скрипнула дверь, и дворецкий внес поднос с сигарой и бокалом, на две четверти наполненным коньяком. Это был хорошо обученный дворецкий, который прослужил больше 30 лет и которому нравилась его работа и его неприхотливый и честный хозяин. Уже более 5 лет, с момента окончания постройки этого загородного дома, как только начинали моросить первые капли дождя, дворецкий спускался в подвал и доставал одну из бутылок, как говорили ему при приеме на работу, «того самого года» и наливал ровно две четверти пузатого бокала. После этого он поднимался в гостиную и доставал из шкафчика сигару того же года. Аккуратно складывал на поднос рядом с сигарой и бокалом гильотинку и сигарную спичку , и приносил в большую, но уютную каминную комнату. После этого он мог спокойно пойти к себе, переодеть служебную форму и быть свободным до следующего дня. Неважно, в какой период дня начинался дождь, но хозяин будет так сидеть все оставшееся время, интуитивно распределив сигару и коньяк так, что их хватит ровно до 12 часов следующего дня. Хозяина называли странным, но опытный глаз дворецкого видел, что в такие минуты хозяин просто отсутствовал в этом мире, уходя куда-то далеко , где он мог отдохнуть от нахлынувшего возраста и повседневных проблем. В такие минуты его лицо, изрядно покрытое морщинами с глазами изо льда и боли, преображалось. Казалось навечно застывшая в глубине зрачков боль - отступала, как бы смытая каплями дождя, отражавшимися в опустевших зрачках.  

Он не замечал подошедшего дворецкого. Хорошего дворецкого. Стоящего своих денег и оказываемого доверия. Присутствуй в комнате кто-нибудь другой, он бы не позволил показывать такую явную слабость. Но это был его дворецкий. Исполняющий его ритуал. И он не отвлекался. Он все так же бежал по мостовой, держа её за руку. А летний дождь все так же бил по крышам и тротуарам их города. Они знали друг друга с детства. Жили на одной лестничной площадке, ходили в одну школу, даже сидели за одной партой, чем вызывали насмешки одноклассников. Их вузы находились по соседству, и он периодически убегал с занятий, что бы утешить и попытаться в какой уже раз склеить её в очередной раз разбитое сердце. Он любил её. Всем сердцем любил. Детская привязанность переросла в крепкую дружбу. А дружба, как это часто бывает, со временем уже не могла вместить всю гамму чувств, которая просыпалась в нем с каждым днем проведенным вместе. Она была в меру эгоистична, в меру честолюбива и очень талантлива и усидчива. Сразу после вуза она уехала учиться заграницу и провела там без малого 3 года. Те недели, когда она приезжала в их город, что бы отдохнуть от учебы и повидать родителей, были самыми счастливыми в его жизни. Она рассказывала о своей учебе, жизни, очередной , не сложившейся , любви. Он слушал её и наслаждался мелодией её голоса, её улыбкой, её движениями. Она так и осталась в его памяти такой – стройной, улыбающейся, вечно поправляющей копну непослушных волос, цвета солнца. Образ пронесённый сквозь долгие годы 

В тот день шел дождь. Он не любил мокнуть под дождем, он вообще не любил дождь. Но она любила гулять под дожем. Любила стоять под обжигающими струями и смеяться. А он любил её и любил все, что связывало с ней. В этом году она приехала навестить родителей летом. И как всегда позвонила ему и пригласила прогуляться. Ему уже было 27, ей тоже. Его уже изрядно побили ухабы на дорогах жизнь, перед ней жизнь открывала новые горизонты и страны. Почему-то именно в этот день, когда с неба радостно падали капли, а лучи летнего солнца играли в её золотых волосах, а её смех отражался в каждой новой капле, создавая незабываемую мелодию, он чувствовал что с него смывается гряз прожитых неудач, не сложившихся сделок и частых драк за место под солнцем. Она схватила его за руку и смеясь потащила в ближайшую арку спасаться от усиливающегося дождя. Промокшая одежда облегала её стройную талию, мало что скрывая от заинтересованного взгляда. Она заметила этот взгляд и развернулась так, что бы он мог её лучше рассмотреть. Как всегда он покраснел и старался не задерживать взгляд на её полной груди уютно покоящейся в узорчатом лифе, великолепно просматриваемым сквозь промокшую белую блузку. Она продолжала играть с ним, а в её глазах прыгали незнакомые ему чертики. Она прильнула к нему, и он ощутил аромат свежих тюльпанов. Когда-то он потратил сутки, бегая по парфюмерным магазинам пытаясь найти её любимые духи с ароматом тюльпана. Но все было тщетно. Это была одна из немногих тайн, которые она хранила от него. Он почувствовал её дыхание у своего уха и тихий шепот «Мне холодно…». Он не знал, что толкнуло его в тот момент. Это не первый раз, когда она так прижималась к нему и просила согреть. Он всегда снимал свою куртку, непромокаемая ткань которой защищала его от неприятных капель во время их прогулок под дождем, и хранила тепло его тела. Он всегда был рад, что хоть так, но может согревать её своим теплом. Но в этот раз что-то изменилось. Неуловимая интонация в голосе, все ещё продолжающие прыгать в её глазах чертики или просто принятое накануне решение. Он распахнул свою куртку и просто прижал её к себе закутав их обоих в непромокаемую ткань. Она долго молчала уткнувшись лбом в его грудь. Её нежные руки обняли его за талию и она прижалась ещё сильней. Он услышал довольное сопение, а когда решился и рискнул опустить глаза на её лицо, то увидел, что на него смотрят два бездонных озера зелёных глаз. Он вздрогнул, так как в этих озерах плескалась боль, коию он не замечал даже в самые сложные периоды её жизни. Готовые сорваться с губ слова застряли в горле и он не мог оторвать взгляда от этих озер боли, надежды и тепла. Она нежно улыбнулась такими желанными губами и прошептала ещё тише чем раньше - «Спасибо тебе!». И прежде чем он успел прорваться сквозь глубину её глаз к скрытому смыслу её слов, их губы встретились. На какое-то время окружающий мир потерял смысл сузившись до тепла её тела и мягких губ. В голове все ещё стучала обеспокоенность увиденной в её глазах боли, но мозг упивался мигом долгожданного поцелую вытесняя тревогу на задворки сознания. Он все ещё чувствовал запах тюльпанов, ощущал её губы, касающиеся его, а она уже мягко отстранялась от него. Отойдя на несколько шагов от него, она улыбнулась нежной но несколько грустной улыбкой. Он понимал, что выглядит глупо с поднятыми ещё в объятии руками, легкой дымкой наслаждения в глазах, но ничего не мог с собой поделать. А она выпрямилась, расправила плечи и со свойственной ей решительностью сказала окрепшим голосом «Прощай!», развернулась и побежала прочь.  

Он отложил сигару в сторону, одним глотком осушил бокал и поднялся с кресла. Летний дождь все продолжал барабанить по большому, во всю стену окну, продолжая рисовать сменяющие друг-друга узоры. Он подошел к большому шкафу, изготовленному по особому заказу из старого дуба. Старая дверца протестующе скрипнула. Он открыл один из ящиков, в котором хранил самые важные документы. В самом низу, под ворохом договоров и прав владения лежала черная папка из простой бумаги. Эта папка появилась в его жизни спустя три дня после её прощального поцелуя. Эта папка была его стимулом в течении прошедших 40 лет, за которые он поднялся на вершины, находясь на которых имел право именоваться богатым и влиятельным. В этой папке хранилось всего 3 листка. Детский рисунок дома с зелёными стенами, большой каминной комнатой с окном на всю стену и раскинувшейся перед ним верандой. Рисунок был по детски прост, но не лишен правильности и изящности. Она всегда красиво рисовала, а с годами её умение только возросло. Второй листок был письмом. Точнее даже не письмом, а двумя предложениями, которые врезались в его память с кристальной четкостью: «Ты был самым светлым, что было в моей жизни. Спасибо и прости!». Неосознанно его левая рука сжалась в кулак. Третьим листом была выписка из больничного справочника, с датами приема пациента, характером болезни и датой регистрации смерти. Того самого года, три дня спустя...


Далее... | Каменты 11

Старенькое - наивненькое...


Вообщем это было давно. 5 лет назад. если не больше. Новенький КПК, скучные пары, и желание воплотить всё когда-то придуманное в текст. Это как бы ещё не конец. Ещё кой-чего в блокнот записано, но это первое. Самое наивно-примитивнное....

Читать дальше...


Далее... | Каменты 9

Из незаконченого....


Когда-то я тут выкладывал текст того, что наваяла моя фантазия...

Под катом продолжение...могут быть ошибки, я ещё не вычитывал. Надеюсь сделаете сноску на время, когда писалось:) И нет пока слаженного сюжета, это только попытка всё упорядочить.

Читать дальше...

Думаю, если не забъю со временем, то отрывки будут появляться здесь..


Далее...
ОБОЗ.ua